Но так же, как французские цыгане не являются только лишь гадалками и ворами, так и русский параллельный город не ограничивается заговорами, беззаконием и тайнами. Как быть с этими мрачными образами, настолько пустившими корни в наше сознание? В нашей работе по отображению реальности должны ли мы их игнорировать или нужно обращаться и к ним тоже? Тайна множится благодаря неведению, желанию оставаться в своих иллюзиях.

Мы повстречали его этим летом и с тех пор заходим в его гараж, сложенный из ржавых листов металла, будто к шаману или отшельнику. Он говорит о Боге, о воронах, о видениях и пророчествах. Он встречает нас словами «Давно я вас поджидал. Я «видел» камеры, и когда вы пришли, понял, что это вы, что это с вами я должен говорить». И Илья говорит. Он говорит о своей жизни, о родном Татарстане, о том, как когда-то работал на госпредприятии, и о том, чем он, гаражник в Шанхае, живёт сейчас.

Чтобы найти гараж Ильи среди четырех тысяч еще оставшихся в Шанхае гаражей, нужно выйти из метро Университет, пройти чуть больше километра и, оказавшись напротив зданий российской разведки, повернуть направо. Оставить позади первые автомойки, расположенные в контейнерах, и пройти мимо поста охраны. И вот вы Шанхае или, вернее, в том, что от него осталось. И шагая вдоль поля, хранящего останки более четырех тысяч сравненных с землей гаражей, идите по действующим кварталам Шанхая. Ведь, по сути, Шанхай – это город в городе, государство в государстве.

Это закрытое пространство, знакомое большинству москвичей лишь по чужим рассказам и слухам. Пространство, настолько подходящее для создания сказок и легенд, что с ним соприкасается одна из главных тайн параллельного города. Его закрытость и относительное самоуправление, ограничивающее контакты с властью, дают полную свободу воображению, рисующего картины краж, обысков и даже пыток. И обитатели гаражей, и те, кто никогда здесь не были, говорят о секретных ходах под этими гаражами. Городская легенда гласит, что в Шанхае расположен один из главных входов в Метро-2, которое так же носит имя Д6, строительство которого, курируемое КГБ, началось еще при Сталине. Молва гласит, что система Д6, превосходящая по протяженности «нормальное» метро, состоит из четырех линий, связывающих Кремль, четыре квартала генералов ФСБ, Министерство обороны и множество важных стратегических объектов, как, например, аэропорт Внуково и военный городок Краснознаменск. Входы в эту транспортную систему расположены также и в гражданских зданиях – Российской государственной библиотеки, Московского государственного университета и как минимум двух станциях пассажирского метро. Строительство Метро-2 продолжалось до 1997 года. Эта подземная система секретных туннелей была взята за основу и популяризирована в бестселлере Дмитрия Глуховского «Метро 2033», постапокалиптической антиутопии, мир которой затем был воссоздан в компьютерной игре. В мифах и легендах современной России Шанхай становится прикрытием для этого подземного города, по крышам которого мы шагаем уже много месяцев.

Здесь, на поверхности, Илья готовит нам кофе на дровяной печи, которую он только что изготовил. «Меня армянин научил такой кофе делать… А раньше здесь были бани, душевые, одна женщина рабочую одежду чинила, другая одежду продавала, третья кафе держала. В какой-то момент задумались даже о том, что ясли нужно делать здесь – столько детей родилось… Здесь мигранты в основном работают, узбеки, таджики, армяне, грузины. У всех свои кафе – все разную пищу кушают. Раньше здесь хорошо было, люди здесь ночевать оставались, домой ехать не хотели. Но те, кто здесь раньше работал, ушли после первых сносов.»

Здесь больше вымысла, чем правды, в этом Вавилоне, где сталкиваются языки, где стремящееся к автономии сообщество включает гаражи ФСБ и университета, а власть фантазирует о рентабельности земли. И может статься, Шанхай, как и другие российские города-гаражи, существует для того, чтобы доказать неразрывную связь промысла и жизни вне государства.

Продолжение следует.